» » » БАХРУШИН А. А. Случайности не случайны

БАХРУШИН А. А. Случайности не случайны

Судьбоносное пари

Открытие бесплатной больницы для бедных, учреждение сиротского приюта, создание «дома бесплатных квартир» для вдов с детьми и учащихся девушек, помощь в постройке московского театра Корша  — вот далеко неполный список благодеяний семьи Алексея Александровича Бахрушина.

"Если собирать старину, то только при условии глубокого личного интереса к ней". А. Бахрушин

Сам Алексей Александрович тоже активно занимался благотворительностью: ежегодно организовывал «Вербные базары», доходы от которых шли на детское попечительство; был главным распорядителем маскарадов, устраивавшихся в пользу артистов-ветеранов; по семейному обету неизменно делал крупные пожертвования бедным, если год на предприятии оказывался прибыльным (Бахрушин вместе с братьями руководил огромным «Товариществом кожевенной и суконной мануфактуры»).

Казалось бы — и бизнес процветает, и простор для добрых дел имеется, и семья прекрасная — живи, миллионщик, радуйся. Но нет! Среди всех возможных форм меценатства основным своим делом Алексей Бахрушин выбрал самую хлопотную, требующую постоянного личного участия и множество нервов. Вернее, это она его выбрала. На первый взгляд, по чистой случайности.

Как-то в компании молодёжи кузен Алексея Александровича похвастался коллекцией театральных реликвий – афиши, фотографии, случайные сувениры. Бахрушин залихватски заявил: «Да я и за месяц больше соберу!». Оскорблённый владелец предложил пари. Оно было заключено при свидетелях и в положенный срок выиграно. Впрочем, о споре Алексей Александрович тогда уже не думал. С первого же экспоната он ощутил, что всей душой привязался к этому необычному виду коллекционирования, считающемуся, кстати, бессмысленным и легкомысленным. Так начинался Бахрушинский музей. Первый литературно-театральный музей Москвы и один из самых знаменитых ныне театральных музеев мира.

Вернемся к истокам

Дед Алексея Бахрушина (тоже, кстати, Алексей Бахрушин), будучи никому неизвестным торговцем скотом и кожей, перебрался в Москву с Рязанщины в 1829 году. Весь путь семейство проделало пешком, везя имущество на единственной подводе. В бельевой корзине спал младенец Петр – младший из детей, будущий любимый дядя создателя крупнейшего в мире театрального музея.

Довольно скоро глава семейства сумел купить маленькую кожевенную фабрику и превратить ее в крупный оснащенный по последним технологиям завод. С 1835-го года фамилия Бахрушина появилась в списке московского купечества, а регулярные пожертвования в пользу бедных и забота о рабочих предприятия создали семье репутацию предпринимателей, думающих не только о прибыли, но и о социальной составляющей дела.

Увы, когда в 1849-ом году главы семейства не стало, выяснилось, что имущество отягощено долгами, а завод заложен. Несмотря на советы отказаться от наследства и начать все с нуля, вдова и три сына решили не порочить память покойного, а принять долги и продолжить работу завода. На семейном совете было решено также следовать традиции добрых дел и с каждой прибыли неизменно совершать значимые благотворительные взносы.

Наталья Ивановна – бабушка Алексея Бахрушина – оказалась удивительным человеком. Грамотная купчиха (что само по себе для тех времен было огромной редкостью), сумела, взяв дело в свои руки, не только покрыть все долги и сохранить доброе имя семьи, но и расширить предприятие, превратив его в знаменитое: «Товарищество кожевенной и суконной мануфактуры Алексей Бахрушин и сыновья». Три уже взрослых сына активно ей в этом помогали.

Когда женился младший из братьев, Василий, было решено разделить управление хозяйством. Старший, Петр, теперь управлял суконной фабрикой, средний Александр — кожевенной, а младший Василий — ведал торговлей. В старом Гостином дворе у Бахрушиных было шесть или семь амбаров. Им принадлежал весь Рыбный переулок. Они получали доход с недвижимости. Даже на Нижегородской ярмарке Бахрушины имели свое представительство и амбар, что могли себе позволить только очень крупные торговцы.

Вот в такой среде в 1865 году появился на свет Алексей Бахрушин. Несмотря на благосостояние семьи, отец детей не баловал. Держал в строгости. Лишних трат не позволял, всякий раз напоминая о том, что вместо праздных развлечений деньги можно пустить в дело или же на помощь тем, кто действительно нуждается. Личные интересы в этой семье было принято ставить позади общественных, а затраты на себя полагалось минимизировать. Не зря в Москве Бахрушиных называли «профессиональными благотворителями», «экономными миллионщиками» и «купеческой совестью».

Внимание вопрос

Несмотря на то, что семья жила в огромном особняке, сын Алексей Бахрушина в своих воспоминаниях, шутя, жаловался на тесноту.
Буквально «ходить было негде».

чтобы узнать ответ, кликните по этому блоку

ответ:

ИЗ-ЗА КОЛЛЕКЦИИ МУЗЕЯ
Под экспонаты музея изначально планировалось отдать только просторы цокольного этажа, но коллекция, разрастаясь, заняла уже и жилые комнаты, постепенно выселяя жильцов из дома. Впрочем, все в семье этому обстоятельству только радовались, гордясь каждым новым экспонатом.

Интересно, что на предприятии Бахрушиных не одобряли эксплуатацию детского труда. Рабочие набирались только из тех, кому уже исполнилось 18. Однако, на детей хозяев это не распространялось. С пятнадцати лет Алексей Бахрушин вместе с братьями помогал отцу на заводе и с интересом познавал семейное дело.

Тяга к искусству и театру в частности у Алексея Александровича тоже идет «из семьи». Бахрушины регулярно посещали Большой театр, ходили на художественные выставки, устраивали приемы для обсуждения музыкальных и литературных новинок. Умирая, отец Алексея Бахрушина завещал детям «Жить в мире и согласии, помогать бедным, жить по правде». До конца своих дней, все Бахрушины оставались верны этому завету.

Много позже, когда иностранный гость, осматривая еще сравнительно небольшую коллекцию зарождающегося театрального музея, спросит у жены Алексея Бахрушина: «Да как же он это все собрал? Неужели лично за всеми экспонатами охотился? Наверное, у него нет никакого другого дела?», она с улыбкой ответила: «Вообще-то мой муж руководит крупным заводом. Это семейное. Успевают и с материальными ценностями разобраться, и о духовных не забывать».

Кстати, перед самой Февральской революцией 1917 г. братья Бахрушины подарили Московскому городскому самоуправлению свое имение Ивановское, в трех верстах от Подольска, для устройства в нем приюта-колонии для беспризорных детей.

От легкомысленной причуды к колоссальному спросу

Впервые свою коллекцию Алексей Бахрушин показал друзьям 11 июня 1894 г. Датой открытия музея он предпочитал называть 30 октября, когда в доме его родителей в Кожевниках была организована выставка для всех желающих.

С тех пор коллекция росла и расширялась. С головой погрузившись в историю театра, Алексей Александрович сумел преодолеть барьер скептического отношения к сценическим искусствам и увлечь своей идеей не только ближайших знакомых, но и все прогрессивные круги Москвы и Петербурга.

Ему очень повезло с супругой. Когда в 1895-ом году Бахрушин обвенчался с 19-летней Верой Носовой, дочерью миллионера-суконщика, злые языки говорили, что юная красавица наверняка наплачется, поняв, что вышла замуж не за богатого промышленника, как предполагалось, а за историю театра. Но все сложилось иначе. Вера Васильевна целиком разделяла интересы мужа. Она быстро освоила машинопись и переплётное дело, со временем стала отличным фотографом. Кроме помощи мужу в оформлении коллекций и проведении экскурсий, она отвечала также за анализ афиш премьерных спектаклей и материалов прессы, посвящённых театральным событиям.

В качестве свадебного подарка молодым приобрели землю под строительство дома. Это был первый случай в России, когда особняк заранее проектировался, как музей. Цокольный этаж было решено отдать под хранение коллекции. Жилые комнаты и помещения для хозяйственных нужд, размещенные на первом этаже, тоже со временем перешли во власть музея. В какой-то момент родители Бахрушина даже выделили семье еще один особняк – специально для развития музея. И этого пространства тоже оказалось мало.

Со временем музей стал более чем востребованным. Бахрушин ездил по всему миру с лекциями, непременно совмещая научные визиты с исследовательскими командировками, позволяющими положить начало новой нити истории или дополнить уже существующие в коллекции веточки. Круг его интересов затронул и историю мирового театра. В Москве Алексей Александрович присутствовал на всех значимых приемах, посвященных театру, и устраивал собственные. «На Бахрушина колоссальный спрос, – писала газета „Новости сезона“. – Нет такой комиссии, куда бы его ни приглашали». Он настолько сросся с любимым делом, что слова «Бахрушин» и «театр» считались в культурных кругах практически синонимами.

Внимание вопрос

После революции 1917 года все частное имущество национализировалось и переходило в собственность большевиков. Но коллекции Алексея Бахрушина это не коснулось.
Почему?

чтобы узнать ответ, кликните по этому блоку

ответ:

КОЛЛЕКЦИЯ И ТАК ПРИНАДЛЕЖАЛА ГОСУДАРСТВУ
Еще в 1913 году Алексей Александрович безвозмездно передал свой музей в собственность стране.

Секреты мастерства

В нашей сценической культуре, как ни крути, все более чем своеобразно. Театр у нас начинается с вешалки, театральный музей – с пари, а приумножению самой знаменитой театральной коллекции буквально на каждом шагу сопутствует мистика.

Первые 22 открытки были куплены Алексеем Бахрушиным на Сухаревском рынке за 50 рублей. Помятые, невесть откуда взявшиеся, изображающие никому не известных людей в театральных костюмах. На вопрос, почему из всего многообразия Сухаревки он выбрал именно эти портреты, Бахрушин ответить не мог. Покупал он их по наитию, руководствуясь, скорее, мыслью о том, что, пригладив их и поместив в общую деревянную раму, можно сделать нечто красивое, чем рассуждениями о том, действительно ли эти открытки имеют отношение к театру. Много позже оказалось, что это настоящие, украденные когда-то из графского дома портреты крепостных актеров театра Шереметева в Кусково. Более того, опознав, спустя много лет эти открытки, наследник Кусковского имущества, граф П.С. Шереметев, вместо того, чтобы попросить вернуть семейное имущество, обрадовался, видя, что открытки приобрели достойный вид, и передал для коллекции Бахрушина остальные старинные портреты актеров из Кусково.

Или вот еще удивительная история. Однажды к Бахрушину пришел незнакомый художник и предложил купить театральные эскизы. В то время Алексей Александрович был увлечен сбором коллекции театральных трубок (предшественниц биноклей), поэтому эскизы его не заинтересовали.
- А что бы вы хотели? – с отчаянием в голосе спросил художник.
Бахрушину стало неловко за свое безразличие, он дал визитеру 100 рублей аванса и попросил нарисовать взамен какую-нибудь женскую головку. Александр Алексеевич потом сокрушался, мол, будь он поумнее и знай наперед, что за художник перед ним, повел бы разговор совсем иначе, но, тем не менее, именно из-за этого эпизода семья Бахрушиных стала обладателем «Головы украинки» работы Михаила Врубеля.  

Знаменитые «уловки Бахрушина», кстати, тоже зародились из удивительного стечения обстоятельств. Какое-то время Алексей Александрович ощущал нехватку материалов о жизни современной сцены. Добывать все, что связано с историей театра (торговаться с антикварами, рыскать по домам старьевщиков, поручать агентам поиски нужных вещиц) он уже научился. Друзья иронизировали, мол, «Бахрушин дрожит над пуговицей от брюк Мочалова и готов выложить состояние за помочи Щепкина»… Но вот как быть с вещами современников? На вопросы о том, так ли они нужны и как отличить, кто оставит свой след в театральной жизни, а кто окажется лишь проходным эпизодом Алексей Александрович отвечал «Доброму вору все впору. Потом разберемся!» и тут же озвучивал главное: «Только пока-с не несут!» . И что же? Однажды осмотреть коллекцию захотела известная актриса. Выслушав рассказ об одной балетной приме, не разобравшись, что описываемая звезда принадлежит к давно ушедшей эпохе, актриса воскликнула: «Вы так много о ней говорите и все потому, что она принесла вам свои пуанты? Хм! Завтра же привезу два своих веера, переписанную роль с комментариями и… и… и башмаки, в которых я играла в прошлом сезоне!»

Бахрушин смекнул, что это может сработать и с остальными, потому стал устраивать свои прославившиеся позже «гостевые витрины». Узнав, кто собирается посетить музей, Бахрушин выставлял на «витрину» как можно больше экспонатов про друзей, коллег и предшественников именитого гостя, а про него самого оставлял какую-нибудь небольшую безделушку. Произнесенное с печалью: «А вот это, к сожалению, все, что у меня есть про вас!» работало безотказно: гость тут же предлагал безвозмездно передать музею массу интересных вещиц из своих архивов.  

На благо отечества

В какой-то момент Алексей Александрович понял, что музей больше не должен находиться в частных руках. «Когда во мне утвердилось убеждение, что собрание мое достигло тех пределов, при которых распоряжаться его материалами я уже не счел себя вправе, я задумался над вопросом, не обязан ли я, сын великого русского народа, предоставить это собрание на пользу народа?» - писал он, решив передать коллекцию в дар государству.

Кстати, с этим решением все оказалось не так просто. Члены московского государственного самоуправления, понимая, какие хлопоты может принести забота о художественных ценностях, в ужасе отнекивались, восклицая «Что Вы?! Мы с третьяковским и солдатенковским собраниями достаточно горя хлебнули». Огромная, стоящая сотни тысяч коллекция, предлагаемая в дар, оказалась никому не нужна.

К счастью, подключились действительно заинтересованные и понимающие ценность искусства люди. 25 ноября 1913 г. коллекция была передана Российской Академии наук. Алексей Александрович остался распорядителем музея и ревностно следил, чтобы собрание ценностей пополнялось и было представлено в самом лучшем виде.

Внимание вопрос

По легенде, В. И. Ленин в какой-то момент спросил А. В. Луначарского, почему тот так уверен, что "потомственный буржуй Бахрушин не умчится в мир империализма при первой же возможности?" Луначарский ответил, что это совершенно исключено.
Какой аргумент был приведен?

чтобы узнать ответ, кликните по этому блоку

ответ:

БАХРУШИН СКОРЕЕ УМРЕТ, ЧЕМ ОСТАВИТ СВОЮ КОЛЛЕКЦИЮ
согласно легенде, ответил Луначарский

После революции

После 1917 года музей оказался на грани выживания. Никому не было до него дела и, если бы не старания Алексея Александровича, уговорившего Луначарского выделить отряд для охраны ценностей, коллекция, скорее всего, была бы разграблена и уничтожена. Несколько позже, 1 февраля 1919 года был подписан приказ: "Назначаю члена Бюро историко-театральной секции Алексея Александровича Бахрушина заведующим Театральным музеем Театрального отдела Народного комиссариата по просвещению имени А. Бахрушина".

Алексей Александрович продолжал заботиться о благе музея до самой своей смерти. В 1929 году, 30 января, он – почетный гражданин Москвы и верный хранитель русской культуры - был поражен в правах и лишен избирательного права как "представитель эксплуататорского класса". В том же году Бахрушин слег, сильно заболел и 7 июня 1929 года его не стало.

Почему это важно

Бахрушинская коллекция с самого начала была необычной. Не только из-за тематики (увлечение театром считалось тогда занятием несерьезным, призванным служить не более чем сиюминутному развлечению публики, а Бахрушин сумел сломать в обществе этот стереотип), но и из-за общей концепции. Все экспонаты Алексей Александрович выбирал лично и обязательно заботился о наукообразности подачи, мечтая со временем воссоздать в своей коллекции всю историю русского театра.

Программы спектаклей, фотографии с автографами, тетрадки с текстами ролей, балетные туфельки, перчатки актрис, старинные музыкальные инструменты и ноты, эскизы, рукописи, собрание биноклей и дамских вееров – чего только ни попадало в коллекцию Алексея Александровича! Все экспонаты неизменно оформлялись и подписывались, подавались с историей и гармонично вплетались в общую нить, представляющую театр значимым и мощным разделом культуры. Бахрушин первым привлек внимание широкой публики к театроведению, первым показал, что русский театр уникален и может рассматриваться на мировой арене как полноправный участник с собственной харизмой и самобытностью.

Уже будучи создателем известного музея, Алексей Александрович одновременно дарил новую жизнь историческим вещицам, пылящимся в антикварных лавках или валяющимся среди хлама у торговцев на Сухоревке, и поддерживал современных служителей Мельпомены (начинающих декораторов, актеров, режиссеров, драматургов), устраивая в их честь пышные приемы с демонстрацией значимости их трудов.

Кроме собственной коллекции, благодаря деятельности музея, Алексею Александровичу удалось сохранить и передать потомкам также множество частных собраний современников. Например, накануне своего ареста Савва Иванович Мамонтов большую часть своего архива и вещей завещал литературно-театральному музею Бахрушина, в том числе и рояль, на котором когда-то учился играть великий Федор Шаляпин. Благодаря административным талантам Бахрушина также удалось спасти архив семьи Садовских, часть архива Дирекции императорских театров, собрание фарфоровых статуэток-карикатур П. Г. Степанова  и т.п.

Музей Бахрушина не отступил от заложенной основателем концепции и сейчас. Красивый особняк в переулке Бахрушина ежедневно собирает множество туристов, а журналисты, публицисты, историки театра и прочие интересующиеся постоянно обращаются в соседние здания, отданные сейчас под архив музея. Фонд материалов постоянно расширяется и представляет собой наиболее полную коллекцию материалов, посвященных истории отечественного театра от истоков и до современности.