» » » БРАТЬЯ ТРЕТЬЯКОВЫ. Полезные ошибки

БРАТЬЯ ТРЕТЬЯКОВЫ. Полезные ошибки

Первые шаги

Концепция знаменитой Третьяковской галереи сформировалась не сразу и, во многом, благодаря тому самому опыту, который "сын ошибок трудных". Главное, что из каждого своего промаха Павел и Сергей Третьяковы делали верные, идущие на благо коллекции и развития искусства в целом выводы.  

"Самая подлинная для меня картина та, которая лично куплена у художника". П. Третьяков

В письмах к друзьям Павел Третьяков своим первым приобретением для коллекции называет картину «Искушение» живописца-жанриста Шильдера. Однако искусствоведы имеют документальное свидетельство о более ранней сделке, и потому называют датой основания Третьяковской галереи 22 мая 1856 года - день, когда была куплена картина «Стычка с финляндскими контрабандистами» художника Худякова.

При этом, если отвлечься от деления картин на "подходящие для галереи и нет", можно увидеть, что все началось задолго до этого.

Братья Третьяковы интересовались искусством всю жизнь.

В ранней юности Павел собирал книги с иллюстрациями и гравюры. Первые покупки он делал на Сухаревском рынке во время воскресных прогулок. Он совершал случайные приобретения, даже и не думая еще, что находится на пути к созданию самой известной в мире коллекции русской живописи. В 1854–1855 годах он купил одиннадцать графических листов и девять картин старых голландских мастеров. Первые ошибки в столь трудном деле, как определение подлинности старинных картин, навсегда отвернули Павла Михайловича от собирательства старых мастеров.

Он переключился на современное искусство, стал посещать действующие художественные мастерские и, незаметно для самого себя, оказался не только коллекционером, но и меценатом, поддерживающим начинающих художников, открывающим новые таланты и несущим в мир идею о самобытности и силе русской школы живописи. 

В дар Москве

Впервые о том, что намеревается когда-нибудь передать свою коллекцию городу, Павел Михайлович Третьяков заявил 28 лет, когда, собираясь ехать за границу по купеческим делам, он по правилам времени и договоренностям с партнерами должен был составить завещание.

«Капитал в сто пятьдесят тысяч рублей серебром я завещаю на устройство в Москве художественного музеума или общественной картинной галереи… Для меня, истинно и пламенно любящего живопись, не может быть лучшего желания, как положить начало общественного, всем доступного хранилища изящных искусств, принесущего многим пользу, всем удовольствие", — писал молодой купец. 

Однако до факта передачи коллекции в дар городу прошло еще очень много лет. 

Младший из братьев — Сергей Михайлович Третьяков — тоже создавал свою коллекцию. Она была меньше коллекции брата (так как первые работы в ней появились только в 1870-ом году) и состояла из современной западной живописи, в основном французской. Он много путешествовал, посещал всевозможные художественные выставки и с удовольствием делился увиденным с друзьями в Москве. Да-да, изначально коллекции братьев демонстрировались только людям, пришедшим в дом, что называется "по рекомендации". Вход в галерею стал свободным и бесплатным для всех только в 1881 году, уже после того, как для демонстрации коллекций братьями специально было построено двухэтажное здание. 

Будучи одними из самых успешных русских купцов, братья Третьяковы активно участвовали в заботе о Москве. Еще их отец (его не стало, когда Павлу было 17, а Сергею 15 лет) прославился своими щедрыми взносами на госпитальные нужды города. Возглавив и усовершенствовав дело отца по производству изделий и льна, старшие сыновья не отставали и по части благотворительности. Они финансировали строительство и содержание Арнольдо-Третьяковского училища для глухонемых на Донской улице, числились в списках жертвователей Славянского благотворительного комитета, открывали при ремесленных мастерских бесплатные художественные курсы. Сергей Третьяков субсидировал издание  "Художественного журнала". Позже, уже будучи городским головой, Сергей Михайловичи на собственные средства построил проезд между Никольской улицей и Театральным проездом. В этом же году младшему Третьякову пожалован орденским знаком Св. Станислава 2-й степени за деятельность в Совете московского коммерческого училища.

В 1892 году, после внезапной смерти Сергея Третьякова согласно завещанию его художественная коллекция перешла в дар Москве(ее стоимость тогда превышала сумму в 500 тыс. рублей).

Воля брата и постигшее семью горе подвигли Павла вспомнить об изначальных намерениях и передать Москве также и свой музей вместе с особняком. Полученной коллекции Дума присвоила название «Московская городская галерея имени братьев Павла и Сергея Третьяковых». Сергей Михайлович до конца жизни оставался руководителем галереи и продолжал пополнять коллекцию.

Свобода творчества vs Правила галереи

Коллекционер, а тем более галерейщик-меценат, не только собирающий ценности, но и обязующийся как можно полнее донести их значимость до широкой публики – это всегда риски, неординарные ситуации, потребность в нетипичных решениях и зависимость от благосклонности удачи.

Любопытно, что в охоте за произведениями искусства Третьяков частенько конкурировал с самыми могущественными людьми планеты. Сохранились воспоминания, согласно которым император Александр III и его президентствующий в Императорской академии художеств брат Великий князь Владимир Александрович возмущались, желая приобрести на выставках ту или иную картину и видя, что она уже отмечена как выкупленная Третьяковым. Всё потому, что раньше Павел Михайлович ни раз сталкивался с обратной ситуацией (понравившиеся ему картины выкупал Император, имеющий возможность предложить художнику более щедрое вознаграждение, чем любой другой коллекционер). Вместо того, чтобы впасть в уныние Третьяков попробовал покупать полотна непосредственно в мастерской у художников еще до открытия выставок. Идея оказалась прекрасной и впредь Павел Михайлович предпочитал именно такой способ ведения дел.

От покупки готовой работы в мастерской до заказа картины на интересующую галерею тематику – один шаг. Естественно Павел Михайлович Третьяков частенько делал заказы. Благодаря этому, например, он создал знаменитую портретную галерею своих великих соотечественников.  Задача сохранить живые образы выдающихся русских мыслителей для будущих поколений оказалась важной, значимой (надраим все мы до сих пор восхищаемся получившимися портретами), но не такой уж легкой в организационном плане.

Павел Михайлович выкупал у наследников уже имеющиеся портреты именитых людей, а также заказывал ряд работ современным мастерам портретной живописи – художникам В. Г. Перову, И. Н. Крамскому, И. Е. Репину, Н. Н. Ге и другим. На деле все было далеко не просто. Третьяков следил за местонахождением тех или иных престарелых известных русских писателей и уговаривал художников отыскать их и создать портреты. Например, напоминал Репину, находящемуся за границей, что поблизости от него "живет наш известный поэт Вяземский, старик 95 лет". Потом приходилось уговаривать известную личность согласиться позировать для портрета. Потом – уговаривать обоих участников процесса, что портрет получился достойный и его нужно выставлять в галерее. 

Серьезные сложности возникли, например, с портретом Ивана Тургенева. Портрет работы Перова в итоге был признан "не достаточно отображающим характер писателя", а оба портрета работы Репина не нравились самому художнику.

Имея непосредственное отношение не только к собиранию картин, но и к их созданию, сложно удержаться и не вмешиваться там, где вмешательство недопустимо и, напротив, сказать веское слово там, где для создания шедевра действительно нужен какой-то совет. Несколько раз поиск баланса между этими двумя манерами действия играл с Павлом Михайловичем злые шутки.

Например, изначально на картине «Утро в сосновом лесу» стояло две подписи – Ивана Шишкина и Константина Савицкого (который по эскизам Шишкина рисовал медведей). Однако Павел Третьяков после приобретения картины стёр подпись Савицкого, считая, что работа выполнена полностью в духе Шишкина, поэтому автор вполне может быть один. Искусствоведы до сих пор относятся к этому поступку коллекционера весьма неоднозначно.

Известно также, что из-за попытки подобного вмешательства у Павла Михайловича вышел конфликт с художником Вильгельмом Котарбинским. Третьяков намеревался купить большое (три на пять метров) полотно Котарбинского «Лепта вдовы»,но почему-то попросила, чтобы автор заменил свой обычный автограф на такой же, но написанный не латинскими буквами, а кириллицей. Вильгельм Александрович отказался, покупка сорвалась. К счастью позже (увы, уже после смерти Павла Михайловича) картину уже без каких-либо условий купила жена Третьякова. 

Что бы ни происходило, Павел Михайлович продолжал совершенствовать свое дело и совершенствоваться сам. Плоды его трудов мы видим по сей день – Третьяковская галерея давно стала одним из самых известных музеев мира и одним из главных столпов русского искусства.

Павел Михайлович Третьяков скончался 4 декабря 1898 года. Последние слова его были: «Берегите галерею и будьте здоровы».