» » » МЕНДЕЛЕЕВ Д.И. Среда Менделеева

МЕНДЕЛЕЕВ Д.И. Среда Менделеева

Химия искусства

В честь 185-летия с рождения Дмитрия Менделеева активно обсуждаются не только научные достижения, но и человеческие качества юбиляра.

Творчество заразительно. Распространяйте его.

АЛЬБЕРТ ЭЙНШТЕЙН

Немалое место среди увлечений знаменитого ученого занимало искусство. В этой области он выступал и в роли практика, но больше – в роли покровителя творческих идей.

«Смолоду отец был недурной график», - вспоминал старший сын Дмитрия Ивановича.

«Все, к чему прикасались руки отца, имело шанс превратиться в произведение искусства», - вторила брату Ольга Менделеева.

Фотопортреты, сделанные Дмитрием Ивановичем, до сих пор интересны не только как свидетельство о современниках, но и как художественные работы. И все же главным своим предназначением в сфере искусств великий ученый считал умение вовремя распознать "ту химию", что из простого рисовальщика делает большого художника.

Коллекционируя картины и книги, публикуя обзорные статьи о тенденциях в искусстве, регулярно собирая у себя дома начинающих творцов и имеющих возможность помочь им благотворителей, Дмитрий Иванович – без шума и патетики, считая это естественным образом жизни, а не хлопотами – сам превратился в мецената, вклад которого в развитие искусства действительно весом и многогранен.

В начале 1870-х Дмитрий Иванович вместе с художником Иваном Николаевичем Крамским основали общество, включавшее в себя живописцев, ученых, литераторов. А с 1878 года в квартире Менделеевых на первом этаже Петербургского университета стали проводиться знаменитые «Менделеевские среды».

Наряду с университетскими профессорами и гражданскими деятелями гостями «сред» были художники Крамской, Репин, Суриков, Васнецов, Котарбинский, братья Сведомские, Верещагин, Куинджи, Шишкин, композитор Бородин, поэты Блок, Белый и многие другие. С некоторыми из гостей Д. И. Менделеева связывала давняя дружба, с кем-то – общие дела (например, с Архипом Ивановичем Куинджи Менделеев работал над улучшением состава красок), а с кем-то он только-только знакомился, всегда с большим интересом и дружелюбием относясь к любому новому человеку и его творчеству.

Прямая речь

 

«На среды приходили без особых приглашений: завсегдатаи приводили новых, интересных чем-либо гостей. Здесь узнавали все художественные новости. Художественные магазины приносили на просмотр к средам новые издания. Композиторы показывали свои задумки в черновиках (к примеру, тут звучали чудесные романсы Бородина), поэты читали новинки и много спорили. Сюда частенько приносили журнальные статьи, не пропущенные цензурой. Мы обсуждали. Присутствие Дмитрия Ивановича усмиряло крайности», – вспоминали завсегдатаи.

«Эти среды были исключительно интересными и приятными. Продолжались они много лет. По простоте обстановки они напоминали студенческие собрания: чай, горы бутербродов, красное вино, отсутствие дам (бывали только художницы) и все чувствовали себя легко и свободно», – сообщают искусствоведы.

Д. И. Менделеев, А. И. Менделеева-Попова и А. И. Куинджи на "средах"

«Иногда на средах вели чисто деловые беседы, возникали горячие споры, порой вечер проходил в товарищеском обсуждении важных вопросов. В другие дни бывали остроумные беседы и даже дурачества, на которые художники были неисчерпаемы», – писала хозяйка вечеров, супруга Дмитрий Ивановича  – Анна Ивановна Менделеева-Попова.

«Среда» из дня недели символично преобразовалась в другую «среду» – часть общества, связанную общими интересами и исканиями.

Александр Блок, будущий муж одной из дочерей Дмитрия Ивановича Менделеева, писал невесте: «Твой папа, как всегда, решил совершенно все необыкновенно, по-своему, своеобычно и гениально. Он давно все знает, что бывает на свете. Во все проник. Не укрывается от него ничего. Его знание самое полное. Оно происходит от гениальности, у простых людей такого не бывает... У него есть все. Такое впечатление он и производит. При нем вовсе не страшно, но всегда не спокойно, это от того, что он все и давно знает, без рассказов, без намеков, даже не видя и не слыша».

В знак признания заслуг Дмитрия Ивановича в развитии искусства в 1839 году он был избран почётным членом Академии художеств в Петербурге.

Зов предков

Интересно, что в ответ на вопросы о возникновении идеи своих «сред» Дмитрий Иванович говорил: «У нас в семье так принято». И правда, если отследить историю рода Менделеева, можно заметить интересную закономерность.

Откуда же она взялась, как она возникла, эта химия, с помощью которой создается искусство — подлинная концепция мира и жизни?

МАРК ШАГАЛ

Предки Дмитрия Ивановича по материнской линии – сибирские купцы Корнильевы – с XVII в. играли заметную роль как в экономической, так и в культурной жизни региона. Прадед Менделеева – В. Я. Корнильев – был знаком с А. Н. Радищевым и поддерживал его идеи. В 1789 г. он основал при своей бумажной мануфактуре частную типографию, где печатались первые в Сибири периодические издания. Проект был не столько коммерческий, сколько направленный на просветительские и творческие цели.  Руководил типографией дед Дмитрия Ивановича Менделеева.

Мария Дмитриевна – мать Дмитрия Ивановича – сыграла особую роль в жизни семьи. Это была умная и энергичная женщина. Не имея никакого образования, она самостоятельно прошла весь курс гимназии вместе со старшими братьями и всегда покровительствовала тем, кто желал учиться и развиваться. Из-за болезни и скоропостижной кончины мужа она была вынуждена взять материальное положение семьи в свои руки: получив права на управления одной из семейных фабрик, она сумела реорганизовать производство, одновременно заботясь и о собственном достатке, и о благополучие рабочих. Дмитрий рос в обстановке большого уважения к простому народу, труду и мастерству в любой отрасли. В их доме принимали декабристов и выдающихся мыслителей того времени. Школьным учителем юного Менделеева был выдающийся сказатель Павел Ершов.

Заметив успехи сына на поприще науки, Мария Дмитриевна во что бы то ни стало решила дать ему должное образование. Она перевезла 15-го летнего сына в Петербург и приложила все усилия, чтобы Дмитрий мог поступить на естественно-математический факультет Главного Педагогического Института (того самого, где учился ее покойный муж). Узнав, что сын – студент, словно выполнив одно из главных своих жизненных предназначений, она скончалась, оставив Дмитрия на попечение его родного дяди, который, увы, тоже довольно скоро покинул этот мир.

Что было до среды? Конечно вторник

Итак, московским домом юного Дмитрия Менделеева стал небольшой деревянный особняк Василия Дмитриевича Корнильева, находившийся в узком и коротком Водопьяном переулке.

Дом этот был известен и в Петербурге, и в Москве. Добившись самостоятельно положения и доходов, дядя Менделеева не желал быть просто богатеем-откупщиком и коллежским асессором в отставке. Его душа тянулась к прекрасному, потому большую часть времени и сил он посвящал меценатству.

В его гостиной перебывала вся культурная и посвященная Москва. Василий Дмитриевич Корнильев помогал, чем мог – где связями, где средствами, где просто добрым словом – всем начинающим творцам. Но и в среде уже признанных творческих людей он пользовался большим уважением. Корнильев был первым довольно строгим критиком и ценителем творчества многих московских литераторов, художников и актеров. На его «вторниках» (званых обедах по вторникам) бывали Баратынский, Глинка, Погодин. Заходил в дом (правда задолго до приезда Менделеева) также и отец Пушкина – Сергей Львович.

Посещал «вторники» салона Корнильева и Николай Гоголь.

Искусству — быть!

Выходит, тяга к меценатству передается по наследству?
А может просто в любой семье, где преемственность поколений позволяет сохранить традиции и благородство (не от происхождения, а от "благо, несомое родом"), покровительство творчеству – нормальный порядок вещей? «Искусство быть» в этих чудесных семьях приравнено к девизу «Искусству – быть!», а стремление отдавать себя единомышленникам и способствовать приумножению красоты в мире – естественная потребность.